Сельская новь

Общественно-политическая газета Курского района Курской области. Издаётся с 1934 года

Знай наших

Экипаж задание выполнил

О подготовке и проведении сева, уборке урожая, работе современной сельхозтехники всегда охотно и со знанием дела расскажет Николай Иванович Мерцалов,  исполнительный директор ООО «Берёзка»,  одного из передовых предприятий района, которое мы частенько посещаем в сезон полевых работ. Немудрено, на руках у него диплом агронома, за плечами внушительный трудовой стаж. Но сегодня я хочу рассказать о другом периоде жизни Николая Ивановича, в который он и сам порой возвращается мысленно... в конец семидесятых, на подводный атомный крейсер,  где проходил срочную службу. В комнате над его кроватью и сейчас висит картина с изображением подводной лодки.
Родился на теплоходе
Картину эту, написанную художником на заказ, подарили Николаю Ивановичу на 50-летний юбилей. И хотя изображён на ней не тот атомный крейсер, на котором нёс службу матрос Мерцалов, душу изображение греет. Это при распределении не очень-то обрадовался призывник, ведь знал, что служить в ВМФ придётся не два года, как в других частях, а три! Сейчас вспоминает это время с ностальгией. Да и сама судьба, казалось, напророчила Николаю связь с морскими просторами.   
В ВМФ служил отец Николая Ивановича. После армии он остался на сверхсрочку и был командирован на Сахалин. Туда в скором времени пригласил молодую жену. В семье вот-вот ожидали пополнение.
Путь из Медвенского района до г. Корсаков, где проходил службу супруг, оказался для женщины непростым. Из-за разыгравшегося на Охотском море шторма пароход никак не мог причалить к пирсу. Так, на борту, и появился на свет сын Мерцаловых. Не от того ли характер у Николая стойкий, закалённый, но в то же время спокойный. А других на подводную лодку и не берут.

Встретила полярная ночь
Спустя какое-то время отца Николая списали на берег. Потом обстоятельства и вовсе вынудили семью вернуться в родной Медвенский район. Там мальчик пошёл в первый класс. Родители занялись сельским хозяйством, но о море и кораблях отец часто рассказывал сыну.
Окончив школу, Николай по примеру взрослых поступил в Рыльский сельскохозяйственный техникум на агрономическое отделение. Закончив учёбу, стал работать в совхозе «Октябрьский». Отсюда его призвали отдавать воинский долг Родине. Николай чувствовал, что служить ему на флоте. Физические данные позволяли, и со здоровьем проблем не было. Интуиция молодого человека не подвела.     
- Мы прибыли в Ленинград (ныне Санкт-Петербург), в учебный отряд подводного плавания. Медкомиссию я прошёл. Большое внимание  уделялось беседе с психологом, - вспоминает Николай Иванович.
В учебке, которую Мерцалов окончил с отличием, будущие подводники провели десять месяцев. Подготовка была серьёзной, выдерживали не все. Николай Иванович получил специальность оператора-гидроакустика и был направлен на Северный флот, в п. Гаджиево, где базировались ракетные стратегические лодки, в том числе и АПРК К-253, на долгие месяцы ставший домом срочнику из курского края.   
- Когда приехали на базу, нас встретила полярная ночь. Первые впечатления, надо сказать, были совсем не радужные. Растительности никакой. На сопках снег. Гранитные скалы, несмотря на всю свою величественную красоту, вызывали уныние, - погружается в воспоминания мой собеседник.
   
На боевом дежурстве
Со временем ко всему привыкаешь, да и некогда было ребятам сокрушаться по поводу окружающей обстановки — началась служба. Через два месяца Николай сдал экзамен на самостоятельное управление, что позволило ему выйти на боевое дежурство, длившееся три месяца.
Уходили всегда ночью. В составе экипажа 135 человек. На борту крейсера всё это время находились баллистические ракеты. Предполагалось, что в случае внештатной ситуации по приказу главнокомандующего будет нанесён ядерный удар по противнику. Это сейчас Николай Иванович спокойно рассказывает о службе, а в течение десяти лет после его возвращения домой никто даже не догадывался, о том, где в действительности он её проходил. Моряки заключали соглашение о неразглашении информации. Для всех Николай был матросом надводного корабля, а ответ на вопрос о долгом молчании в письмах, которые пачками выдавались подводникам по их возвращении на берег, был кратким: командировка.       
- Неподготовленному человеку практически нереально выдержать психологическое напряжение, которое со временем в замкнутом пространстве только нарастает, - поясняет Николай Иванович, - но у нас отношения между членами экипажа складывались товарищеские. Здесь заботились не только о себе, но и о других, понимая, что от каждого зависит жизнь всего экипажа.
Впрочем, скучать морякам было некогда. Они находились в постоянной готовности к выполнению боевой задачи. Учебные тревоги, подготовка к торпедным стрельбам, имитация выхода в атаку... Плюс несение 4-часовой вахты через каждые 8 часов. Уставали, конечно. Спасала кают-компания, где можно было немного отдохнуть и расслабиться.
- Там был проектор, крутили советские фильмы. Первый, помню, который довелось посмотреть на корабле - «Москва слезам не верит», - вспоминает Николай Иванович. — Было что почитать: книги брали в библиотеке. Устраивались на лодке концерты и корабельные праздники. Традиционным был День Нептуна, на котором молодые получали удостоверения подводников, пройдя соответствующие испытания.
Ещё одно радостное напоминание о суше — живые птицы и растения всё в той же комнате психологической разгрузки.
Главной же задачей акустика Мерцалова было обнаружение подводных объектов и уточнение их координат. Определяли цели по шумам.  
- Локатор — глаза и уши акустика, - говорит Николай Иванович.
В автономное плавание он ходил трижды.

Курс домой
Команды «домой» матросы ждали практически с самого выхода в море. Экипаж пришвартовавшейся подлодки встречали с оркестром.
- Все выстраивались на пирсе, а командир, он у нас был огромного роста, - вспоминает Николай Иванович, - докладывал: товарищ адмирал, экипаж боевое задание выполнил! Каждому адмирал жал руку.
По возвращении с задания всех матросов обязательно отправляли в санаторий. Николай Мерцалов побывал в санаторных учреждениях в Сочи и Юрмале. А вот после службы за границу и в крупные города России несколько лет выезжать было запрещено. Несмотря на все ограничения и трудности, об армейских годах у Николая Мерцалова остались только самые добрые воспоминания.
- Нисколько не жалею, что довелось нести службу на подводном крейсере, - говорит он, - а вот о том, что мог остаться служить и дальше, думаю. Молодой был, сейчас бы по-другому поступил.
Вернулся Николай домой, сначала устроился в местный совхоз, а к середине 80-х переехал в Курский район, в д. Петровское. Работал агрономом в колхоз им. Димитрова (сейчас ООО «Берёзка»), занимал другие должности. Несмотря на предложения и от работодателей со стороны — хорошему специалисту везде рады — остался Николай Иванович верен своему хозяйству. А всего уже в этой отрасли более тридцати лет. Чувствует себя здесь, как рыба в воде, и к выполнению задач подходит так же ответственно, как тогда на К-253. Так что с уверенностью по осени можно говорить: «экипаж» задание выполнил.
и из архива Н.И. Мерцалова

Добавить комментарий

Защитный код Обновить код Введите код с картинки
Отправить