Сельская новь

Общественно-политическая газета Курского района Курской области. Издаётся с 1934 года

Выжили и победили!

В начале февраля куряне отмечают даты, связанные с Великой Отечественной войной. 6, 7, 8 февраля – освобождение Курского района и города Курска от немецко-фашистских захватчиков. В этом году к памятным датам добавилась ещё одна, юбилейная: 27 января – 75-летие снятия блокады Ленинграда. Казалось бы, какое отношение далёкая северная столица может иметь к Курскому району? Самое непосредственное, так как три его жительницы: Раиса Топчая, Надежда Рябцева и Галина Шеховцова, не просто родились, но и прошли через ад блокадного Ленинграда. На минувшей неделе сотрудники отдела социального обеспечения администрации района, представители сельсоветов посетили женщин, чтобы вручить им юбилейный знак «Жителю блокадного Ленинграда». 

У входа в дом Надежды Рябцевой в селе Рышково дети и внуки поместили табличку: «Здесь живёт ветеран Великой Отечественной войны». Что полностью соответствует истине. Когда началась война, Надежде Яковлевне шёл шестнадцатый год.

- Папа, старшие брат и сестра сразу ушли на фронт, а меня по возрасту не взяли. Вот я и записалась в отряд местной противовоздушной обороны, - поделилась воспоминаниями Надежда Рябцева. – Нас подучили и отправили на улицы города. Мы во время бомбёжек провожали людей в бомбоубежища, дежурили на крышах домов, так как фашисты сбрасывали на Ленинград множество фугасных и зажигательных бомб. Снаряды, попадая на крышу, могли зажечь дом. Вот мы их и скидывали вниз. Если попадали они внутрь помещения, у нас был песок и вода для этих случаев.

Как говорит сама Надежда Рябцева, ей повезло. Когда началась блокада, у семьи имелся запас продуктов, да и паёк, который давали в отряде, не дал погибнуть с голоду. После войны Надежда Яковлевна окончила техникум и попала по распределению в Курский район – на хладокомбинат. Вышла замуж, родила двух дочерей.

Когда прошу рассказать о своих воспоминаниях Раису Топчую, жительницу деревни Кукуевка, женщина замечает:

- Я родилась в Ленинграде, но о блокаде вспоминать не могу.

- А разве об этом можно просто так в светской беседе рассказать? – подмечает жительница деревни Полевой Галина Шеховцова.

Когда началась война, ей исполнилось 11 лет. Жила Галина Павловна с родителями, тётей и бабушкой.

- С первых дней войны всех взрослых отправили на оборонительные работы – окопы, противотанковые рвы копать, а я осталась с бабушкой, - вспомнила женщина. – Карточки ввели уже в августе 1941 года.

На всю жизнь в память Галины Шеховцовой врезалась первая бомбёжка.

- Фашистские самолёты летели треугольником, словно на параде. Возле соседнего дома стояла зенитная установка, но те, кто стрелял, не попали ни в один из них. Они так и продолжали лететь треугольником. А кто стрелял? Девчонки и мальчишки. Какой у них опыт?

Осенью 1941 года вместе с холодом пришёл и голод.

- Спасались мы тем, что выкопанные огороды заново перекапывали – а вдруг осталась какая картошечка или морковка, - продолжила делиться воспоминаниями моя собеседница. – К этому времени вернулись с окопов родители и тётка. Как оказалось, они работали, пока не пришли фашисты. По рассказам, их выстроили в шеренгу и скомандовали: «Иуды (то есть, евреи) и комсомольцы – шаг вперёд, а остальные – идите». Все тогда поняли, что тех, кто вышел, расстреляли.

Простым жителям давали по 400 граммов хлеба, а рабочим – по 700. Цифра эта с каждым днём катастрофически уменьшалась и дошла до 125 граммов. Как вспоминает Галина Павловна, в это время хлеб уже пекли с различными примесями: бумагой, древесиной, но люди были рады и этому. А чай, вернее, пустой кипяток пили со жжёным сахаром. Дело в том, что окружив Ленинград, фашисты разбомбили продуктовые склады. А всё, что не догорело, люди доедали.

- Папу вскоре забрали на фронт. Мама однажды ходила к нему на передовую, а когда отца ранили, мы навещали его в госпитале, - рассказала Галина Шеховцова. – А потом, когда началась блокада, он не мог с нами связаться – письма не доходили. Наступил такой голод, от которого люди стали умирать и в первую очередь – дети. У нас во дворе было много ребятишек, но после блокады выжили только четверо.

- Однажды мама послала меня за свечкой, - продолжила рассказ Галина Шеховцова. – А в одном из мест был выкопан противотанковый ров. Когда я подошла к нему, то мне стало страшно: пространство было заполнено трупами. Как-то от соседей мы услышали, что на рынке появилось мясо. Откуда? Когда мы догадались, то ужаснулись…

Со слезами в голосе Галина Павловна рассказывает о маминой смерти:

- Она так мечтала о тёплом времени года. Всё повторяла: «Дожить бы до травы»! Но не случилось… Подорванный длительным голодом организм не выдержал. Тётя зашила тело мамы в одеяло. Везли мы её к месту захоронения на двух связанных детских санках.

Когда прорвали кольцо блокады, люди радовались не только тому, что стали давать больше хлеба, но и открытию бани.

- В помещении были женщины с ватками, пропитанными нашатырным спиртом, - рассказала Галина Шеховцова. – Люди были настолько ослабленные, что постоянно падали в обморок.

А в Курскую область женщина попала, когда вышла замуж – супруг был родом из села Колодное.

- Тяжело было, но выжили. Не нужно, чтобы такое повторилось, - заключила, завершая свой рассказ, Галина Шеховцова.

Помимо знака «Жителю блокадного Ленинграда», женщинам вручили открытку с поздравлением, подписанную врио губернатора Санкт-Петербурга Александром Бегловым, цветы и подарки от сельсоветов. Чуть позже обладатели награды получат и юбилейную выплату, положенную по федеральному законодательству.